Регистрация доверительного управления

Регистрация доверительного управления

Среди большого числа прав, сделок, ограничений на недвижимое имущество, обязательность государственной регистрации которых предусмотрена гражданским законодательством, отдельной разновидностью государственной регистрации является доверительное управление недвижимым имуществом.

Обязательство, возникающее из договора доверительного управления имуществом, представляет собой чрезвычайно интересную цивилистическую конструкцию. Несмотря на то, что положения о доверительном управлении имуществом, закрепленные в главе 53 ГК РФ, применяются уже более десять лет, внимание ученых и практиков к этому институту не ослабевает.

В последнее время при заключении договоров доверительного управления стороны все чаще избирают объектом управления недвижимое имущество. Как правило, это нежилые здания или сооружения, реже – земельные участки или доли в праве собственности на землю.

Для договора доверительного управления недвижимым имуществом характерны специальные требования к форме. В соответствии с (п. 2 ст. 1017 ГК РФ) договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Следовательно, необходимо составление одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Кроме того, передача недвижимости в доверительное управление, как и переход права собственности при продаже недвижимости, подлежит государственной регистрации. В силу прямого указания (ст. 1017 ГК РФ), несоблюдение формы договора, как и требования о государственной регистрации передачи недвижимости в доверительное управление, влечет недействительность договора.

Одним из немаловажных вопросов, который отнюдь не носит формального характера, является вопрос о том, какие регистрационные действия должны производиться в соответствии со (ст. 1017 ГК РФ) при заключении договора доверительного управления недвижимым имуществом.

На основании (п. 2 ст. 1017 ГК РФ), государственной регистрации подлежит не сам договор, а производится государственная регистрация ограничения права собственности на объект недвижимости, который передается в доверительное управление. Связано это с тем, что в указанной выше норме Гражданского кодекса содержится положение о регистрации именно факта передачи, что по существу является обременением прав собственника недвижимого имущества правами третьего лица (доверительного управляющего).

Между тем, согласно ст. 30 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее – Закон о регистрации прав), которая носит название «Доверительное управление и опека, связанные с недвижимым имуществом», в сущности, не определяет порядка совершения соответствующего регистрационного действия. Более того, в ней содержится весьма неопределенная формулировка: «Любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления или опеки, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров или решения суда». Указанная норма может создать впечатление, что договор доверительного управления порождает у управляющего некое право, подлежащее государственной регистрации.

Тем не менее, такое представление об отношениях по доверительному управлению имуществом было бы неверным. В современной науке гражданского права сложилось и закрепилось убеждение в том, что доверительный управляющий не приобретает в связи с заключением договора доверительного управления каких-либо вещных прав.

Отсутствие в доверительном управлении вещно-правового эффекта отразилось не на (ст. 30 Закона о регистрации прав), а на других нормах указанного закона. Так в соответствии со (ст.ст. 1 и 4 Закон о регистрации прав), доверительное управление подлежит государственной регистрации в качестве ограничения (обременения) права собственности или иного вещного права. Согласно (ст. 12 Закона о регистрации прав), доверительное управление регистрируется как запись об ограничении (обременении) права собственности и других прав на недвижимое имущество и вносится в подраздел III Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП).

В соответствии со (ст. 1017 ГК РФ) сам договор доверительного управления недвижимостью государственной регистрации не требует, поэтому проставлять штамп регистрационной надписи на оригинале документа, выражающего содержание сделки, строго говоря, оснований нет.

В связи с указанным обстоятельством в практике доверительного управления недвижимым имуществом выявился интересный вопрос, каким документом может быть удостоверен факт государственной регистрации передачи недвижимости в доверительное управление .

Прежде всего, факт государственной регистрации передачи недвижимости в доверительное управление отражается в ЕГРП, о чем государственный регистратор вносит запись в подраздел III-6. Таким образом, факт государственной регистрации ограничении (обременении) права собственности по общему правилу можно подтвердить выпиской из ЕГРП. Однако принимая во внимание то обстоятельство, что выписка из ЕГРП актуальна только на момент ее выдачи, некоторые специалисты в области государственной регистрации предлагают возможность подтверждать проведение государственной регистрации договора доверительного управления по аналогии с государственной регистрацией договора аренды, а именно, проставлять штамп о проведенной государственной регистрации ограничении (обременении) права собственности.

Таким образом, после предоставления заявителем на государственную регистрацию документов предусмотренных Законом о регистрации, государственный регистратор проводит правовую экспертизу.

В процессе проведения государственной регистрации могут быть истребованы дополнительные документы, в случаях, установленных законодательством.

С заявлением о государственной регистрации данного ограничения может обратиться либо собственник объекта недвижимости, либо лицо, в пользу которого будет зарегистрировано это ограничение (в данном случае это – доверительный управляющий).

При представлении документов с целью государственной регистрации ограничения – передачи в доверительное управление, необходимо учитывать и общие положения Закона о регистрации, а именно (ст. 13 Закона о регистрации), в соответствии с которой государственная регистрация ограничения возможна при наличии государственной регистрации права собственности на объект недвижимости в ЕГРП.

После проведения правовой экспертизы, представленных на государственную регистрацию документов, государственный регистратор принимает одно из решений предусмотренных Законом о регистрации, а именно:

-решение о проведении государственной регистрации ограничения (обременения) прав (в этом случае осуществляется запись в лист подраздела III-6 согласно Правилам ведения ЕГРП);

-решение о приостановлении государственной регистрации ограничения (обременения) прав (ст. 19 Закона о регистрации);

– решение об отказе в проведении государственной регистрации ограничения (обременения) прав (ст. 20 Закона о регистрации).

Государственный регистратор С.А. Кульченков

Как сдавать квартиру и не волноваться: все о доверительном управлении

  • Что такое доверительное управление имуществом
  • Плюсы ДУ
  • Минусы ДУ
  • Как передать квартиру
  • Как заключить договор
  • Риски ДУ
Читайте также:  Условия получения сведений из Единого реестра недвижимости

Что такое доверительное управление имуществом

Доверительное управление — это когда собственник имущества передает организации или частному лицу право распоряжаться им так, чтобы оно приносило прибыль. Такие услуги популярны в сфере управления недвижимостью и ценным бумагами. Но на деле передать распорядителю можно любое имущество — права на что-то или предприятия и доли в них.

В отношении недвижимости это значит, что распорядитель размещает объявления и находит арендаторов на жилье, собирает арендную плату, оплачивает коммунальные услуги, клининг, занимается возникающими проблемами, связанными с износом жилья, вселением и выселением жильцов. Следует различать посреднические услуги риелторов и агентств недвижимости по поиску арендаторов. Доверительное управление отличается тем, что услуги предоставляются собственнику на регулярной основе и длительное время. Цель оказания этих услуг — это заработать прибыль для собственника.

Владелец квартиры и управляющий заключают договор, который определяет перечень услуг, срок их оказания и вознаграждение. За свои услуги менеджер берет комиссию с дохода, таким образом он заинтересован в высокой прибыли не меньше владельца жилья.

Отношения по доверительному управлению регулирует гл. 53 Гражданского кодекса РФ [1]. Закон допускает передавать доверительному управляющему не только квартиры или акции, но и предприятия и права распоряжения чем-то. Ограничения касаются лишь имущества, находящегося в хозяйственном ведении, то есть государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Важно! Доверительное управление не означает передачу прав собственника на имущество. Продавать, дарить или осуществлять иные действия, не предусмотренные договором, распорядитель не может.

Плюсы доверительного управления имуществом

  • Экономия времени. Собственнику не приходится заниматься поиском жильцов, показывать квартиры, заключать договор, заботиться об оплате коммунальных услуг.
  • Возникающие проблемы решает менеджер. Если соседи зальют жильцов сверху, они будут звонить именно ему, а не собственнику.
  • Не нужно тратиться на юридические услуги. Все договоры с жильцами заключает менеджер.
  • Износ помещения может быть не вашей заботой. Управляющий принимает квартиру от жильцов и принимает решение о ее обновлении, ремонте и цене на ее аренду. Клининг после жильцов тоже может входить в комплекс услуг.

Минусы доверительного управления

  • На оплату работы управляющего уйдет примерно 10% стоимости аренды.
  • Оплата налогов в таком случае обязательна. Более того, налогом будет облагаться целиком весь доход без учета комиссии.
  • В случае доверительного управления собственник может не знать, кто живет в квартире и как она используется.
  • Менеджер заинтересован извлечь максимум выгоды, поэтому высок риск посуточной субаренды.
  • Высокий неконтролируемый износ жилья, если управляющий сдает его под хостелы или в посуточную аренду.

Как передать квартиру в доверительное управление

Если вы решили доверить свое имущество другим лицам, например, чтобы сдавать одну или несколько квартир, необходимо сделать следующее:

  1. Найти доверительного управляющего. Это может быть как компания, так и индивидуальный предприниматель. Важное уточнение: доверительным управлением не может заниматься выгодоприобретатель, то есть человек, который в итоге получит доход. Соответственно, наследник имущества не может выполнять эту роль [2]. Чаще всего именно для сдачи квартиры договор заключается с агентством недвижимости или частным риелтором. Лучше обращаться в специализированные компании с хорошей репутацией, так ниже риск встретить мошенников.
  2. Необходимо сразу обговорить все детали, которые будут включены в договор: объем выполняемых услуг, срок действия, полномочия менеджера, минимальная или максимальная доходность, размер комиссии.
  3. Для расчетов с управляющим нужно открыть банковский счет.
  4. Сбор документов для передачи имущества в управление. Для заключения договора вам потребуется свидетельство, подтверждающее ваше право собственности, доверенность на менеджера.
  5. Составить и подписать договор с двух сторон.
  6. Подписать акт приема-передачи жилья.
  7. Зарегистрировать договор в Росреестре. Это упростит разбирательства и дополнительно зафиксирует все обязательства сторон.

Как заключить договор доверительного управления

Важно правильно составить договор и включить в него все детали и потенциальные сложности, которые могут возникнуть в процессе управления имуществом. Предметом договора является не сам объект недвижимости, а именно услуги. Соответственно, договор доверительного управления — это договор об оказании услуг.

В документе должны быть указаны:

  • состав объекта имущества. Вы можете отметить наличие мебели и ее состояние, допустимый износ;
  • выгодоприобретатель. Ваши Ф. И. О. или наименование компании, от чьего лица будет действовать управляющий;
  • размер комиссии или другая форма вознаграждения за оказание услуг (чаще всего 10% годового дохода);
  • услуги, которыми ограничивается доверительное управление. Сюда можно включить клининг или охрану, оплату коммунальных платежей;
  • срок действия договора. Закон предусматривает, что договор должен действовать не более пяти лет, но в случае согласия сторон он может быть пролонгирован [3].

К договору может прилагаться дополнительное соглашение, в котором прописываются все детали сделки.

После заключения договора стоит зарегистрировать его официально в Росреестре. Это гарантирует, что в случае проблем суд признает договор и будет рассматривать его как официальный документ.

Процесс регистрации довольно прост. Вам потребуются:

  • паспорт выгодоприобретателя;
  • договор;
  • акт передачи объекта;
  • квитанция об оплате государственной пошлины;
  • согласие супруга, если собственник недвижимости состоит в браке. Документ должен быть заверен у нотариуса.

Пакет документов можно подать через МФЦ или непосредственно в Росреестр.

Действие договора может быть прекращено досрочно по нескольким причинам. В первую очередь, из-за невозможности исполнения договора одной из сторон, например в случае банкротства, признания недееспособным или смерти. Односторонний отказ от исполнения договора тоже может стать причиной его расторжения. Веским поводом для разрыва договора может стать банкротство предпринимателя, являющегося учредителем управления.

Риски доверительного управления

При всем удобстве передачи забот по сдаче в аренду жилья определенные риски при этом тоже есть.

Наиболее распространенные проблемы, возникающие при такой форме отношений, — когда управляющий для извлечения максимальной выгоды сдает квартиру посуточно или организует хостел. Такой подход не только влияет на высокий износ жилья — мебель и ремонт довольно быстро приходят в негодность, стоимость жилья на рынке аренды падает. Возникшие проблемы арендаторов с соседями и полицией могут быть уже переадресованы собственнику.

Чаще всего владельцы жилья ожидают видеть арендаторов с определенным достатком, которые будут жить долго и поддерживать сохранность жилья. Поэтому важно вносить в договор и состояние жилья и мебели, а также вероятность их износа. Возможно включить пункт о страховке.

Читайте также:  Какие нужны документы для вступления в наследство без завещания?

Связанная с этим неприятность — сокрытие всей прибыли, которую получает управляющий в результате обращения с вашим имуществом. Пример: вы ожидаете, что вашу квартиру сдают семье за 30 тыс. руб. в месяц, а вместо этого риелтор сдает ее посуточно, получая в месяц до 50 тыс. руб., оставляя себе и комиссию за услуги, и сокрытую разницу.

Еще один риск — передав свое жилье менеджеру, вы столкнетесь с отсутствием его заинтересованности в прибыли. В таком случае ваше жилье будет простаивать, вы потеряете возможную прибыль. Чтобы этого не происходило, в договор стоит включить минимальный размер дохода, который обязуется обеспечить для вас управляющий.

Мария Жукова, управляющий директор ГК «Миэль»:

— Необходимо разделять разные виды управления:

  1. Полноценное управление через уполномоченное юридическое лицо. В этом случае заключается договор о доверительном управлении имуществом, прописывается, какое имущество поступает в управление, круг обязанностей управляющего юридического лица и т. д. Чаще такие договоры заключаются для дорогого имущества. В этом случае конечный пользователь — например, арендатор — не видит данных собственника, а договор аренды заключается с юрлицом. Это делается для конфиденциальности бенефициара.
  2. Доверенность на определенные действия с определенным имуществом, выдаваемая физическому лицу — поверенному. Это может быть любой человек. В доверенности обязательно нужно прописать, какие действия и с каким имуществом может выполнять данный поверенный. Например, организовывать и проводить показы квартиры, получать денежные средства. Возможны случаи, когда деньги идут напрямую собственнику.

В первом случае в дополнительном соглашении к договору можно и нужно прописать условия и форму отчетности о состоянии объекта имущества. Законом такие формы не установлены. Там же можно прописать частоту проверок. Иногда фиксируется, что, например, раз в месяц предоставляется видеоотчет о состоянии объекта или проводится сеанс видеосвязи.

Во втором случае важно выбрать добросовестного поверенного и договориться «на берегу» о способах и методах проверки. Важно помнить, что далеко не все арендаторы согласятся на такой жесткий контроль со стороны собственника.

Налоги платит конечный бенефициар, то есть собственник жилья. Налоги платятся по месту нахождения имущества. Например, если собственник — гражданин иного государства, но сдает квартиру в Москве, то он должен будет заплатить налоги как нерезидент по ставке 30%.

Первый вариант доверительного управления не подразумевает использования квартиры собственником, иначе возникнет наложение правовых полей. Чаще всего такой договор заключается с людьми, у которых данная квартира — далеко не единственная, то есть потребности в ее использовании нет. В случае частного поверенного возможны варианты, которые оговариваются заранее.

Порядок передачи имущества в доверительное управление

При ограниченности времени или нехватке знаний и опыта управление имущественными активами можно делегировать третьему лицу. Оформляется такая сделка договором доверительного управления. Сутью процесса является передача в пользование, ограниченное по времени, доверенному лицу своего имущества, чтобы это лицо занималось эффективной эксплуатацией активов для повышения уровня прибыли собственника используемых объектов.

Вопрос: Как отражается в учете учредителя управления передача в доверительное управление недвижимого имущества (объекта основных средств (ОС))?
Организация по договору доверительного управления передала доверительному управляющему здание склада, числящееся у организации в качестве объекта ОС. Государственная регистрация указанной операции произведена в месяце передачи объекта ОС. Государственная пошлина за регистрацию уплачена сторонами в равных долях. По данным бухгалтерского и налогового учета организации первоначальная стоимость переданного объекта ОС составляет 5 000 000 руб., сумма амортизации, начисленная организацией до его передачи в доверительное управление, — 1 000 000 руб. При приобретении объекта ОС НДС, предъявленный поставщиком, принят к вычету.
Объект, переданный в доверительное управление, будет использоваться для предоставления в аренду. Предоставление имущества в аренду является облагаемой НДС операцией. Предоставление имущества в аренду не является для организации обычным видом деятельности.
Для целей налогообложения прибыли доходы и расходы определяются методом начисления.
Посмотреть ответ

Суть доверительного управления

Мероприятия по предоставлению активов в доверительное управление определяются гражданским правом. Порядок и правила оформления процедуры передачи имущества прописаны в гл. 53 ГК РФ. Определение процесса передачи объектов или ресурсов другому лицу по соглашению доверительного управления приведено ст. 1012 ГК РФ. Законодатель обозначает, что одна сторона предоставляет право другому участнику сделки распоряжаться имуществом на временной основе. Главной целью такого формата распоряжения имущественными объектами является приумножение капитала владельца актива.

ВАЖНО! Доверительный управляющий после заключения сделки не получает имущество в собственность, договором предусматривается только временное распоряжение для повышения прибыли владельца активов.

Управляющее лицо может заключать сделки с вверенным ему имуществом. Все договорные отношения он оформляет от своего имени, но в документации обязательно должен указываться статус доверительного управляющего, а не полноправного владельца. Если соответствующие пометки в документации не будут сделаны, то управляющий за результаты сделки будет отвечать своими материальными ресурсами и имуществом (ст. 1012 п. 3 ГК РФ). По стандартам п. 1 ст. 1013 ГК РФ объектом доверительного распоряжения может выступать:

  • исключительные права;
  • наборы имущественных активов;
  • отдельные активы недвижимости;
  • акции, облигации и другие виды ценных бумаг.

Вопрос: Может ли доверительный управляющий передать имущество, находящееся в доверительном управлении, в залог?
Посмотреть ответ

Правила передачи имущества по соглашению доверительного управления

Для предоставления имущества сторонним лицам в доверительное управление предусмотрен ряд ограничительных мер:

  • нельзя вверять управляющему денежные средства;
  • под запрет для передачи управляющим попадает имущество, эксплуатируемое на условиях оперативного управления (п. 3 ст. 1013 ГК).

В роли доверительного управленца может выступать юридическое лицо или ИП (п. 1 ст. 1015 ГК РФ). Не допускаются к управлению чужим имуществом государственные органы и структуры местного самоуправления. Порядок эксплуатации имущественных объектов оговаривается в договоре между собственником активов и управляющим. Сделка оформляется письменным договором. Договорная документация, касающаяся управления недвижимостью, должна пройти государственную регистрацию.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Договор на доверительное распоряжение и управление недвижимостью считается действительным и вступившим в силу с момента получения имущества управляющим.

Читайте также:  Восстановление срока на обжалование решения мирового судьи

В договорной документации в обязательном порядке указывают такие сведения (ст. 1016 ГК РФ):

  • состав имущества, подлежащего передаче управляющему;
  • обозначение лица, которое будет выступать в качестве доверительного управленца;
  • форма вознаграждения работы управляющего и размер платы ему (если договор предполагает введение системы оплаты таких услуг);
  • срок окончания действия соглашения (максимальный период делегирования полномочий по управлению имуществом – 5 лет).

Отсутствие даже одного из перечисленных условий создает предпосылки для признания договора недействительным. Правила передачи доверяемых активов предполагают, что эти объекты будут отделены от общего комплекса имущества собственника. Вверенное управляющему имущество должно учитываться на отдельно выделенном балансе, который составляет сторона, осуществляющая действия по распоряжению активами.

Налогообложение

Нюансы ведения бухгалтерии при доверительном управлении раскрываются п. 1 ст. 1018 ГК РФ и в Приказе Минфина от 28 ноября 2001 г. № 97н. Положения этих правовых актов регламентируют не только передачу полномочий по распоряжению имуществом, но и возникновение обязательства у управляющего вести отдельный учет вверенных ему объектов. Для назначенного управляющего лица ситуация сложна тем, что ему необходимо вести основную бухгалтерию своей деятельности и обособленный учет операций с доверенным ему имуществом.

Для отражения в учете факта получения в доверительное управление одного или нескольких объектов управленец использует счет 79.

ЗАПОМНИТЕ! При организации обособленного учета по активам в доверительном управлении управляющий должен руководствоваться положениями учетной политики владельца имущества.

Приказ № 97н обязывает управляющих в конце каждого отчетного периода составлять бухгалтерскую отчетность и формировать отчет управляющего для ознакомления с содержащимися в них данными собственника. Из отчетной документации владелец имущества должен видеть сумму активов и обязательств, уровень доходов и расходов, связанных с распоряжением активами.

Для реализации деятельности по доверительному управлению законодатель установил ограничения по возможности применения таких режимов налогообложения:

  • ЕНВД;
  • патентная система.

Норма, диктующая невозможность перехода управляющего на эти спецрежимы, исходит из положений НК в п. 2.1 ст. 346.26 и п. 6 ст. 346.43.

Уплата НДС

Деятельность, связанная с распоряжением имуществом по договору доверительного управления, накладывает на управляющего обязательство по исчислению и уплате НДС. Управляющий должен при сделках по продаже товаров или услуг выставлять счета-фактуры, делая соответствующие записи в книге покупок и продаж. К вычету НДС может приниматься управляющим, если контрагенты выставили счета-фактуры на его имя.

П. 5 ст. 174.1 НК обязывает управляющих по каждому из имеющихся у них договоров на доверительное распоряжение имуществом по окончании отчетного периода составлять и подавать в налоговые органы декларации по НДС. Налоговый орган для подачи декларации выбирается с привязкой к месту учета управляющего. По операциям с имуществом, находящимся в доверительном распоряжении, у собственника активов обязательств по уплате и отчетности НДС не возникает.

Налог на имущество

Налог на имущество в случаях доверительного управления лицом, уполномоченным распоряжаться отдельными активами, не начисляется и не уплачивается. Обязательство по расчетам с бюджетом в отношении налога на имущество остается у собственника активов (п. 1 ст. 378 НК).

Налог на прибыль

Для обеспечения правильности налогообложения прибыли управляющий организовывает фиксацию доходов и расходов в учете по деятельности, связанной с управлением чужим имуществом, отдельно от собственных учетных мероприятий (ст. 332 НК РФ). Налоговый расчет ведется только одним способом – методом начисления. Порядок расчета суммы налога и его уплаты зависит от условий договора между владельцем активов и управляющим:

  1. Если в роли выгодоприобретателя выступает собственник, то управляющий регулярно представляет ему отчеты с информацией о суммах доходов и расходов по объектам. Владелец учитывает эти данные в составе внереализационных статей доходности и затрат.
  2. Если собственник не установлен по условиям договора выгодоприобретателем, то расходная и доходная базы по объектам используются для определения налоговой базы для налогообложения у выгодоприобретателя.

ЭТО ВАЖНО! Затраты на выплату вознаграждения управляющему всегда должны оставаться расходной статьей собственника активов, их сумма не участвует в расчете налога на прибыль у выгодоприобретателя, если им является другое лицо.

Земельный налог

У управляющего не возникает обязательств по уплате земельного налога за участки, переданные ему в распоряжение по договору доверительного управления. Обоснование этого факта вытекает из п. 1 ст. 388 НК РФ, где устанавливается перечень плательщиков этого вида налога. Плательщиками выступают лица, которые обладают правом:

  • собственности;
  • бессрочного пользования;
  • пожизненного наследуемого владения.

Спорные моменты

Одной из причин, которая может повлечь признание процедуры передачи имущества в доверительное распоряжение незаконной, является неправильное оформление договорных отношений собственника актива и управляющего. Главные требования к действительности сделки:

  1. Сделка должна быть подкреплена документально письменной формой договора.
  2. В договоре проставляются подписи обеих сторон.
  3. Если один из участников воспользовался факсимиле, то документ будет признан законным только при наличии предварительно составленного соглашения между участниками передачи имущества в доверительное управление о возможности применения факсимиле. Такое соглашение подписывается сторонами без использования факсимиле.

Споры возникают в ситуациях, когда участники сделки прописывают согласие на использование факсимиле в самом договоре на доверительное управление. В этом случае договор в судебном порядке будет признан недействительным.

Другими спорными моментами признаны:

  • определение круга полномочий при распоряжении ценными бумагами – собственник обладает правом определения объектов инвестирования и выработки стратегии, хотя решения по способам управления активами должен принимать управляющий;
  • наличие в гражданском праве при обозначении ответственности управляющего термина «должной заботливости» – управляющий может быть привлечен к ответственности за отсутствие такой заботливости по отношению к вверенным ему активам, расшифровку содержания этого понятия законодатель не дает, поэтому регулярно возникают разночтения по поводу признаков вины управляющего.

Недобросовестный наследник: основания для признания недобросовестным

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 июня 2018 г. N 18-КГ18-53 Признание по требованию заинтересованного лица недостойным наследником ввиду невыполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя возможно лишь при злостном уклонении ответчика от исполнения установленной решением суда обязанности по уплате алиментов наследодателю

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Читайте также:  Как уговорить клиента взять кредит?

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Антиповой Дарьи Валентиновны к Антиповой Виктории Николаевне о признании недостойным наследником, об исключении из числа наследников по кассационной жалобе Антиповой Виктории Николаевны и её представителя Украинцева Сергея Александровича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения представителя Антиповой В.Н. – Украинцева С.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения Антиповой Д.В. и её представителя Дзюбло С.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Антипова Д.В. с учётом уточнённых требований обратилась в суд с иском к Антиповой В.Н. о признании недостойным наследником и об исключении из числа наследников. В обоснование требований истец указывает на то, что 6 января 2016 г. умер её отец Антипов В.А., ввиду отсутствия завещания его имущество наследуется по закону. Ответчик являлась супругой наследодателя, после его смерти обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Антипова Д.В. ссылается на то, что Антипова В.Н. никакого участия в уходе за тяжелобольным мужем (наследодателем) не принимала, совместно с ним не проживала, общее хозяйство не вела, материальной помощи не оказывала, несмотря на его беспомощное положение и нуждаемость в постоянном уходе, не участвовала в расходах на погребение. Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 7 декабря 2015 г. с Антиповой В.Н. в пользу Антипова В.А. взысканы денежные средства в размере 1 650 000 руб. В октябре и ноябре 2015 года Антипов В.А. обращался с заявлениями в отдел полиции Прикубанского округа УМВД России по г. Краснодару о неправомерных действиях Антиповой В.Н., в которых указывал на кражу ею собаки и денежных средств в размере 5 000 руб. Указанные обстоятельства, по мнению истца, свидетельствуют о том, что Антипова В.Н. является недостойным наследником Антипова В.А.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 20 декабря 2016 г. в удовлетворении исковых требований Антиповой Д.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 мая 2017 г. решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования Антиповой Д.В. удовлетворены. Антипова В.Н. признана недостойным наследником и исключена из числа наследников по закону.

В кассационной жалобе Антиповой В.Н. и её представителя Украинцева С.А. поставлен вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам, как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителей судьёй Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 28 декабря 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного акта суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 19 декабря 2012 г. между Бахмут В.Н. (ответчиком по делу) и Антиповым В.А. заключён брак, жене присвоена фамилия Антипова (л.д. 56).

В ноябре 2015 г. Антипов В.А. обратился к мировому судье с иском о расторжении брака (л.д. 4).

6 января 2016 г. Антипов В.А. умер, его наследниками по закону являются супруга Антипова В.Н., дети – Антипова Д.В., Антипова А.В., Головина И.В., которые в установленный законом срок обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства (л.д. 68 – 71).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Антиповой Д.В., суд первой инстанции исходил из того, что представленные истцом доказательства не свидетельствуют о наличии правовых оснований, предусмотренных статьёй 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации, для признания ответчика недостойным наследником.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что истцом представлено достаточно доказательств, подтверждающих наличие оснований для отстранения ответчика Антиповой В.Н. от наследования по закону после смерти Антипова В.А. ввиду её злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оспариваемый судебный акт суда апелляционной инстанции принят с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

Из разъяснений, содержащихся в подпункте “а” пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, следует, что при разрешении вопросов о признании гражданина недостойным наследником и об отстранении его от наследования надлежит иметь в виду, что указанные в абзаце первом пункта 1 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий.

Читайте также:  Наследство по завещанию и по закону

Противоправные действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, вследствие совершения которых граждане утрачивают право наследования по указанному основанию, могут заключаться, например, в подделке завещания, его уничтожении или хищении, понуждении наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждении наследников к отказу от наследства.

Наследник является недостойным согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации при условии, что перечисленные в нём обстоятельства, являющиеся основанием для отстранения от наследования, подтверждены в судебном порядке – приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу (например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы).

Согласно пункту 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” при рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с пунктом 2 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации, судам следует учитывать, что указанные в нём обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными Семейным кодексом Российской Федерации между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой (статьи 80, 85, 87, 89, 93-95 и 97). Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов.

Злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учётом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств.

Суд отстраняет наследника от наследования по указанному основанию при доказанности факта его злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. В качестве злостного уклонения от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментнообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, исследовав дополнительные доказательства, установил следующие обстоятельства: при рассмотрении мировым судьёй иска о расторжении брака между Антиповым В.А. и Антиповой В.Н. последняя 15 декабря 2015 г. в судебном заседании просила предоставить срок для примирения, ссылаясь на то, что ухаживает за Антоновым В.А., по этой причине заседание отложено на 15 января 2016 г. Из показаний свидетелей следует, что 27 декабря 2015 г. Антипов В.А. был госпитализирован, в период его нахождения в реанимации Антипова В.Н. его не навещала, самочувствием и состоянием здоровья не интересовалась. Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу о том, что ходатайство Антиповой В.Н. о предоставлении срока для примирения с Антиповым В.А. свидетельствует о её намерении сохранить брачные отношения формально с целью призвания к наследованию. Судебная коллегия признала недостоверными пояснения, данные Антиповой В.Н. 15 декабря 2015 г. в судебном заседании, о том, что она осуществляет уход за супругом и желает сохранить семью, поскольку они опровергаются материалами дела. Из материалов дела усматривается, что при жизни Антипов В.А. обращался в правоохранительные органы с заявлением о неправомерных действиях Антиповой В.Н. и в суд с иском о взыскании с Антиповой В.Н. задолженности по договору займа (иск удовлетворён решением от 7 декабря 2015 г., вступившим в законную силу 13 апреля 2017 г.). Не возвращая взысканный решением суда долг, ответчик Антипова В.Н. способствовала уменьшению наследственной массы. При данных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что Антипова В.Н. является недостойным наследником и подлежит исключению из числа наследников по закону.

Между тем указание судом апелляционной инстанции на вышеперечисленные обстоятельства не свидетельствуют о совершении ответчиком действий, которые в силу пункта 1 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации служат основанием для признания её недостойным наследником. Заявление Антиповой В.Н. ходатайства об отложении рассмотрения дела о расторжении брака свидетельствует лишь о реализации ею своих процессуальных прав при рассмотрении дела и не может рассматриваться в качестве умышленного противоправного действия, совершённого с целью призвания к наследству. Обращения Антипова В.А. в правоохранительные органы правового значения для разрешения спора не имеют, поскольку по ним вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 7 декабря 2015 г. о взыскании с Антиповой В.Н. задолженности по договору займа, заключённому между Антиповой В.Н. и Антиповым В.А., также не могут свидетельствовать о наличии умышленных действий Антиповой В.Н., направленных на увеличение причитающейся ей доли наследства, поскольку в силу положений статей 1110, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации право требования возврата долга переходит к наследникам Антипова В.А., следовательно, объём наследства не изменился.

Кроме того, признание недостойным наследником по указанному в пункте 2 статьи 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации основанию возможно лишь при злостном уклонении ответчика от исполнения установленной решением суда обязанности по уплате наследодателю алиментов. Между тем решение о взыскании алиментов с ответчика на содержание наследодателя не принималось.

Читайте также:  Что предусмотреть в договоре подряда на ремонт жилья?

Таким образом, суд апелляционной инстанции не учёл вышеприведенные нормы материального права, что привело к неправильному разрешению дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска Антиповой Д.В. у суда апелляционной инстанции не имелось, в связи с чем находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя Антиповой В.Н. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 мая 2017 г. подлежит отмене, а решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 20 декабря 2016 г. – оставлению в силе.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 мая 2017 г. отменить, оставить в силе решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 20 декабря 2016 г.

Председательствующий Юрьев И.М.
Судьи Горохов Б.А.
Назаренко Т.Н.

Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ подтвердила отсутствие причин для признания ответчицы недостойным наследником, указав следующее.

Суд может отстранить от наследования по закону наследника, злостно уклоняющегося от содержания наследодателя, если обязанность его содержать установлена решением суда о взыскании алиментов.

В качестве злостного уклонения от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментнообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.

В данном случае решение о взыскании алиментов с ответчицы на содержание супруга-наследодателя не принималось.

Недобросовестный наследник

Что понимается под термином недобросовестный наследник и какие основания для признания недобросовестным используются в судебной практике, следует знать каждому завещателю, во избежание проблем с передачей своего имущества имеющимся наследникам в будущем. Понятия «недобросовестный» и «недостойный» в юридической практике принято считать синонимами, что закреплено ГК РФ. Данные понятия применяются к наследнику в случае, если он совершил или задумал какое-либо противоправное действие по отношению к завещателю с целью получения личной выгоды.

Основания для признания недобросовестности

В законодательстве имеется четкое определение того, в каких случаях наследователь может быть признан недобросовестным:

  1. Если неправомерные действия наследника, направлены на увеличение своей наследственной доли и приводят к нанесению ущерба интересов остальных наследователей, которые также претендуют на получение завещаемого наследодателем имущества. К примеру, таким действием может стать убийство завещателя. В этом случае, наследнику будет вынесен приговор за совершение преступления и он будет лишен права получения своей доли в наследственной массе. Она перейдет оставшимся наследователям по закону или на основании завещания.
  2. Если наследник умышленно совершает какие-либо действия, приводящие к ущемлению законных прав других наследователей. К ним относят принуждение завещателя увеличить долю наследуемого имущества, унижение достоинства других претендентов на имущество путем клеветы с целью вычеркивания их наследодателем из списка наследников. Также недостойным наследника могут признать, если он при обращении в нотариальную контору скрыл тот факт, что есть и другие наследователи, которые могут претендовать на его часть.
  3. Если наследник попытался скрыть или уничтожить завещание, которое оставил наследодатель. Подобные действия совершаются, чтобы получить возможность обладать всем завещанным наследством полностью, исключив наличие других наследников.
  4. Если родители, которые по закону были лишены родительских прав, претендуют на наследство, завещаемое их ребенком, они также будут признаны недобросовестными наследниками. Этот статус они получают ввиду того, что не выполнили свои обязанности относительно ребенка. И в случае ухода из жизни их ребенка, суд зачастую признает родителей недостойными и лишает их права получить имущество из общей наследственной массы.
  5. Если наследник уклоняется от выполнения пунктов завещания, относящихся пожизненного содержания и ухода за наследодателем.

Наличие особых обстоятельств

Во время судебного процесса с целью признания наследника недобросовестным, истец должен доказать что:

  • действия, которые произвел наследник противоправные;
  • кроме того, что действия были противозаконными, в них присутствовал умысел, касающийся увеличения своей наследуемой доли, при помощи уменьшения части других наследников или полного исключения их из списка распоряжения. Также сюда относится невыполнение обязательств, которые наследодатель возложил на наследователя.
  • недобросовестный наследователь совершил неправомерные действия, представленные угрозами, агрессией, психологическим давлением и прочим, по отношению к другим наследникам или к завещателю. Также следует доказать, что все вышеперечисленные действия были направлены на увеличение наследственной доли либо с целью устранения других претендентов на наследство из завещания.

Также к недостойным наследникам могут быть отнесены те граждане, которыми был совершен ряд следующих действий, представленных:

  • принуждением завещателя к аннуляции распоряжения, которое он составил без включения в список недобросовестного наследника либо поделил имущество между претендентами несправедливо, по мнению правонарушителя;
  • подделкой документа или его кражей.
  • нанесением телесных повреждений, покушением на убийство, отравлением и прочим действиям угрожающим здоровью и жизни наследодателя для того, чтобы увеличить долю наследуемого имущества.

Порядок признания недобросовестности: Нюансы

Подавать иск в суд, может только наследник, который также как и недобросовестный наследователь включен в завещание наследодателем. Однако стоит учесть тот факт, что иском будут заниматься только в случае наличия неопровержимых доказательств.

Сотрудник нотариальной конторы может не выдать свидетельство на вступление в наследство, в том случае, если наследователь был ранее судим. В остальном, все вопросы, касающиеся законности будет рассматривать только судья. В качестве примера подобной ситуации можно привести отказ от выплаты алиментов на содержание завещателя вне зависимости от имеющегося решения суда.

Что необходимо для обращения в суд?

При обращении в суд, истцу необходимо составить заявление по советующей форме. Помимо заявления, следует представить документы, представленные:

  • подлинником решения суда о выплате алиментов завещателю и его копией;
  • документом о том, что обязательства перед наследодателем не выполнятся. Бумага должна быть подписана судебным приставом. Вместо нее, можно использовать приговор;
  • паспортом;
  • свидетельством о рождении для подтверждения родственных связей с завещателем;
  • документом, который подтверждает родственные связи с недобросовестным наследником;
  • копией свидетельства о смерти завещателя;
  • копией распоряжения, если оно имеется в наличии;
  • Квитанцией, об оплате государственной пошлины.
Читайте также:  Подсчет голосов общего собрания собственников многоквартирного дома

Иск в суде: Сроки рассмотрения

Обратиться в суд можно только в срок, установленный законом, когда наследник может вступить в права наследования, то есть в течение полугода со дня кончины завещателя. В это же временной промежуток решаются вопросы касательно недобросовестных наследников.

Судебная практика: Нюансы

Человек, который далек от юриспруденции, при обращении в суд сталкивается со множеством непонятных нюансов и невозможностью представлять свои интересы на должном уровне. По этой причине за помощью лучше всего обращаться к специалистам. И дело не в отсутствии знаний, а в том, что рассмотрение данного вопроса имеет массу нюансов, без учета которых дело будет проиграно.

Исходя из судебной практики, можно привести массу примеров, которые касаются разбора вопросов с наследством. Иногда юристы сталкиваются со случаями, когда истцы дают неправдивые показания, стараясь обелить себя и выделить одного из наследников как недобросовестного с целью получить его наследственную долю. Если истцу это удастся, ни в чем не повинный, оклеветанный наследник, лишится своей части имущества.

Если завещания нет либо оно утратило свою законную силу, наследуемое имущество будет распределено между наследниками согласно закону.

Недостаток достоинства

Судебные баталии между родственниками из-за наследства – это всегда сложная дилемма. И часто даже не столько материальная или моральная, сколько юридическая. Это наглядно продемонстрировал анализ Верховным судом практически “стандартного” наследственного спора, когда дети наследодателя посчитали его новую жену недостойной наследницей.

Эта история случилась в Краснодаре. Там в районный суд обратилась с иском гражданка – с просьбой признать недостойной наследницей жену своего отца. В суде женщина рассказала, что отец завещания не оставил и после его смерти за наследством по закону обратились его дети от предыдущего брака и нынешняя жена, точнее – вдова. Но, по мнению детей, от имени которых выступала одна из дочерей, вдова – недостойный наследник. Истица уверяла суд, что эта женщина никакого участия в уходе за тяжелобольным мужем не принимала, вместе с ним не жила, общее хозяйство не вела, материальной помощи больному не оказывала, хотя он в этом нуждался. А позже, когда человек умер, она не участвовала в расходах на погребение.

В подтверждение своих слов истица продемонстрировала в суде решение этого же районного суда о взыскании с жены в пользу мужа крупной суммы. А еще в дело истица положила справку из полиции, где муж жалуется на жену, что она украла у него собаку и пять тысяч рублей.

Выслушав истицу и рассмотрев доказательства, Прикубанский районный суд истице отказал. Та пожаловалась в краевой суд. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда районный отказ был отменен и по делу принято новое решение – признать вдову недостойной наследницей и исключить ее из числа наследников.

Теперь в Верховный суд РФ обратилась вдова, несогласная с таким вердиктом. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ ее доводы изучила и посчитала их справедливыми.

Вот анализ дела, сделанный высоким судом. Гражданин заключил брак. А спустя три года отправил мировому судье просьбу о расторжении этого брака. До суда истец не дожил – спустя два месяца он умер. Завещания покойный не оставил, поэтому с заявлением о принятии наследства по закону к нотариусу обратились трое его детей и вдова. Районный суд, отказывая дочери в признании вдовы недостойной наследницей, записал, что ее доказательства “не свидетельствуют о наличии правовых оснований для признания ответчика недостойным наследником”. Напомним, что о недостойном наследнике говорится в статье 1117 Гражданского кодекса.

Краевой суд, когда отменял это решение районных коллег, наоборот, посчитал доказательства истицы достаточными, чтобы отстранить ответчицу от наследования “ввиду ее злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя”. Вот с этим решением и не согласился Верховный суд РФ.

По статье 1117 ГК никогда не станут наследниками ни по закону, ни по завещанию граждане, которые “своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя или его наследников” пытались признать наследниками их самих или получить больше, чем им положено. Но эти действия должны быть подтверждены решением суда. В подтверждении своих слов высокий суд привел и специальный пленум Верховного суда (от 29 мая 2012 года N 9), на котором разбирались спорные вопросы дел о наследстве. Там также говорили о недостойных наследниках. И было подчеркнуто: противоправные действия против наследодателя, или кого-то из наследников, или “против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании”, – все это основания для утраты прав наследования. Но если эти действия – умышленные. Причем мотивы или цели этих действий значения не имеют.

Противоправные действия против последней воли наследодателя – это, к примеру, подделка завещания, его уничтожение или хищение, принуждение наследодателя отменить или исправить завещание, попытки заставить наследников отказаться от наследства. Но вот что главное – все перечисленное в 1117-й статье Гражданского кодекса о недостойном наследнике будет “работать”, если тому есть подтверждение “в судебном порядке”. Это может быть решение суда по гражданскому иску (например, о признании недействительным завещания, сделанного под угрозой или насилием), или приговор по уголовному делу.

На пленуме, о котором уже говорили, подчеркнута следующая мысль. Если рассматривается требование об отстранении гражданина от наследства по закону, то суды должны учитывать, что требования по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых будет основанием для отстранения, должны подтверждаться алиментными обязательствами членов семьи, установленными Семейным кодексом. То есть между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами, отчимом и мачехой. Проще говоря, если речь идет о том, что человека при жизни не содержали, то обязанность по такому содержанию должна быть установлена судом, точнее – решением о назначении алиментов.

Читайте также:  Вступить в наследство по закону: перечень документов

А злостный характер таких действий в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты.

Суд отстранит наследника по причине, что тот не содержит наследодателя только при доказанности факта, что человек злостно уклонялся от своих обязанностей, и это надо подтвердить решением суда о назначении алиментов, справкой от приставов, что есть долг, и другими подобными доказательствами. Также доказательством “злостного уклонения” будет то, что плательщик алиментов скрывал свой настоящий заработок, чтобы платить меньше, сменил ради этого работу или место жительства.

В нашем случае краевой суд, не соглашаясь с решением районных коллег, установил следующие обстоятельства. Мировой суд рассматривал иск покойного о расторжении брака. Это было в декабре. Жена попросила дать срок для примирения, что судья и сделал, отложив дело на месяц. Но спустя две недели супруга госпитализировали в реанимацию. Свидетели со стороны детей рассказали, что жена там его не навещала. Из этого апелляция сделала вывод, что срок для примирения супруга попросила, чтобы потянуть время и стать наследницей.

Из материалов дела видно, что муж писал в полицию на супругу жалобу и обращался в суд с иском по договору займа. Этот иск был удовлетворен. Дочь покойного считает, что супруга отца специально попросила у него денег взаймы, чтобы уменьшить наследственную массу. Из этого краевой суд сделал вывод, что вдова – недостойный наследник. Но, по мнению Верховного суда, действия вдовы не подпадают под статью о недостойном наследнике. Заявление супруги – отложить суд и дать время для примирения – никак не может быть доказательством “умышленного противоправного действия”, чтобы стать наследницей. Жалоба покойного в полицию на жену вообще не имеет правового значения для этого спора, так как в ответ полиция отказала в возбуждении дела. Решение районного суда о выплате долга по договору займа также не доказывает “наличие умышленных действий” вдовы, чтобы сделать наследство меньше. Ведь о возврате долга есть вступившее в силу решение суда, а по Гражданскому кодексу (статьи 1110 и1112) требование возврата долга переходит по наследству. Следовательно, объем наследства не изменился.

Требуя признать вдову недостойной наследницей, дочь покойного сослалась на пункт 2 статьи 1117 Гражданского кодекса. По этому пункту, подчеркнул Верховный суд РФ, стать недостойным можно лишь при злостном уклонении от исполнения установленной судом обязанности по уплате алиментов. Такое решение в нашем случае вообще не принималось.

В итоге Верховный суд отменил решение краевого суда как неправильное и признал решение районного правильным и законным.

Конституционный суд расширил понимание добросовестности для приобретательной давности // Поддержав подход Верховного суда

Сегодня Конституционный суд (КС) опубликовал важное постановление № 48-П о приобретательной давности. В нем он фактически подтверждает широкий подход гражданской коллегии Верховного суда (ВС) к добросовестности давностного владельца. По нему добросовестным будет тот, кто получил вещь от собственника на основании договора, однако сам так и не стал собственником (например, потому что переход права не был зарегистрирован). Эта концепция облегчает доказывание добросовестности и, вероятно, позволит чаще применять приобретательную давность. Однако сделано это, не мой взгляд, за счет снижения определенности относительно того, кого именно можно считать добросовестным. И в итоге все может обернуться тем, что суды станут применять приобретательную давность еще более ограничительно, чем сейчас.

Обстоятельства дела

В КС обратился Виктор Волков. Он приобрел участок с гаражом. Продавец обладал участком на праве пожизненного наследуемого владения. Письменный договор, судя по всему, не сохранился, так как его существование подтверждается только распиской в получении денег. Переход права зарегистрирован не был.

Суды отказались признавать за Виктором Волковым право собственности в силу приобретательной давности. Главное основание для отказа заключалось в том, что он недобросовестен, так не мог не знать, что не приобрел право собственности на спорный участок. Они сослались на п. 15 постановления Пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов № 10/22, называющий добросовестным того, кто, получая владение, не знал и не должен был знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

Что сказал Конституционный суд

КС признал такой подход чересчур формальным и не отвечающим целям приобретательной давности, которые заключаются в возврате имущества в гражданский оборот. В постановлении КС сделан вывод, что если владелец участка приобрел его по сделке с прежним правообладателем, которая не привела к переходу права, и собственник не проявлял «намерения осуществлять власть» над участком, то «совершение такой сделки… само по себе» не может основанием для признания владельца недобросовестным.

Таков выявленный конституционно-правовой смысл ст. 234 ГК, и применять правила о приобретательной давности (ст. 234 ГК) следует впредь с учетом этого разъяснения.

Как видно, КС сформулировал резолютивную часть достаточно аккуратно. Он ответил на вопрос, можно ли определенные обстоятельства считать основанием для вывода о недобросовестности владельца.

Кажется поэтому, что сфера применения правовой позиции КС достаточно узка. Но было бы заблуждением считать так, ведь чтобы прийти к своему выводу КС пришлось в целом широко интерпретировать добросовестность, опираясь на несколько важных тезисов о задачах приобретательной давности. Разберу их по очереди и прокомментирую.

Приобретательная давность защищает публично-правовые интересы

По мнению КС, приобретательная давность направлена на защиту «не только частных интересов собственника и владельца имущества, но и публично-правовых интересов, как то: достижение правовой определенности, возвращение имущества в гражданский оборот, реализация фискальных целей». В этом она отличается от защиты добросовестного приобретателя по ст. 302 ГК, которая «направлена на разрешение спора собственника и добросовестного приобретателя» (т.е., видимо, на защиту исключительно (?) частных интересов).

Читайте также:  ИЖС: расшифровка

Такое понимание приобретательной давности, судя по всему (КС прямо это не говорит), должно оправдывать ее широкое применение.

Мне этот подход кажется сомнительным. Нельзя сказать, что в ситуации, рассмотренной КС, существовала правовая неопределенность. Напротив, все было достаточно ясно: собственником вещи был муниципалитет. Это же будет справедливым для всех ситуаций, когда известно, кому принадлежит вещь, находящаяся в давностном владении.

Еще сомнительнее тезис о защите с помощью приобретательной давности фискальных интересов. Если известен действующий собственник, то бюджет никак не пострадает, ведь платить налоги должен он. Ну а если этот собственник — публичное образование (как в этом деле), то применение против него приобретательной давности не защищает фискальные интересы, а, напротив, угрожает им!

Остается только мотив возврата имущества в гражданский оборот. Проблема «выпадения» имущества из оборота в России связана с коротким сроком исковой давности. Из-за ее истечения собственник довольно скоро, до истечения срока приобретательной давности, утрачивает возможность вернуть вещь. Но в таком случае есть два выхода: увеличить срок исковой давности или позволить владельцу стать собственником. КС выбрал второй вариант. Остается неясным, почему он является более верным с точки зрения Конституции и защиты публичных интересов.

В общем, объяснить широкое применение приобретательной давности публичными интересами довольно сложно, если истинный собственник имущества известен.

Добросовестность при давностном владении шире, чем добросовестность при виндикации

Это различие КС объясняет двумя соображениями. Первое связано как раз с тем, что приобретательная давность защищает публичные интересы, а виндикация — только частные (что само по себе сомнительно, но не буду здесь на этом останавливаться). Второе соображение связано с элементом срока. Статья 302 ГК говорит о защите добросовестного приобретателя. Здесь, по определению, добросовестность должна устанавливаться в момент приобретения. Давностное владение — это длящееся состояние, при котором собственник пассивен, а потому к добросовестности следует подходить более гибко.

Отсюда следует, что добросовестность может пониматься не только как незнание об отсутствии права у отчуждателя, что следует из ст. 302 ГК, но и как поведение владельца в течение давностного срока.

Опасность этого тезиса я вижу в том, что он позволяет заменить достаточно определенное понятие добросовестности менее определенным, при этом нарушая содержательную связь между двумя нормами закона (ст. 302 и 234 ГК). Более того, этот тезис создает риск ограничительного применения правил о приобретательной давности.

Остановлюсь на этих вопросах чуть подробнее.

Почему выявление добросовестности через поведение владельца мне кажется неопределенным? Ответ достаточно прост: потому что нет ясных критериев такого поведения. Сам КС не пытается их толком сформулировать (об этом чуть ниже). По сути, в резолютивной части он дает только отрицательный ответ, говоря, какие обстоятельства не свидетельствуют о недобросовестности. Отрицательные характеристики не могут определять понятие. В итоге получится, что каждый будет понимать добросовестность по-своему. Владельцы будут идти в суд, надеясь, что получат право собственности по давности владения. Судьи будут руководствоваться какими-то своими критериями. Споры будут продолжаться до бесконечности, и, похоже, Верховному и Конституционному судам придется еще не раз отвечать на обращения истцов, которым отказали в применении ст. 234 ГК. По сути, этим разъяснением КС как раз подорвал ту ценность, о которой он не раз говорил в постановлении, — правовую определенность.

Почему позиция КС может вопреки ожиданиям сузить сферу применения приобретательной давности? Все дело в том, что она покоится на одной достаточно опасной посылке: для определения добросовестности можно учитывать поведение владельца после того, как он получил контроль над вещью. Истории права известны случаи, когда применялся такой подход. Делалось это для того, чтобы признать недобросовестным владельца, который при получении владения был добросовестным, так как не знал, что не стал собственником, но узнал об этом впоследствии. «Последующая недобросовестность имеет значение» — так кратко формулировался этот принцип.

Этой проблемы позволял избежать подход, заложенный в Постановлении № 10/22, приравнивающий добросовестность для защиты от виндикации и добросовестность для приобретательной давности. Таким образом, он гарантировал, что требование добросовестности не будет применяться слишком широко, и при этом не нарушал связь между ст. 302 и 234 ГК.

(Кстати, в постановлении КС встречается фраза «требование о добросовестном заблуждении [владельца о наличии у него права собственности. — Прим. мое] в течение всего срока владения без какого-либо разумного объяснения препятствует возвращению вещи в гражданский оборот». Здесь можно отметить, что такого требования в Постановлении № 10/22 нет: оно говорит о заблуждении лишь в момент приобретения. Последующая недобросовестность не имеет значения. Поэтому опасения КС в этом отношении напрасны.)

Добросовестность для приобретательной давности — это забота об имуществе и ненарушение прав иных лиц

В резолютивной части постановления КС говорит лишь о фактах, которые не могут быть основанием для вывода о недобросовестности. Это опасный подход, так как он не дает положительных ориентиров для практики. Судам говорят: если владелец знает о том, что не стал собственником по сделке, то это не повод считать его недобросовестным. Означает ли это, что его можно считать добросовестным? Тоже нет! Так кого считать в таком случае добросовестным? Некоторые подсказки можно найти в мотивировочной части постановления КС.

КС с одобрением ссылается на ряд определений гражданской коллегии ВС, в которых добросовестными признаются владельцы, длительное время обладающие вещью, заботящиеся о ней, несущие на нее расходы и не нарушающие при этом ничьих прав. Видимо, они должны наполнять новую добросовестность некоторым содержанием, очерчивая ее границы. Присмотримся к этим критериям внимательнее.

Имеет ли значение длительность обладания вещью? Если да, то добросовестным владелец становится не сразу, а через некоторое (длительное!) время. Тогда и срок давностного владения начинает течь не сразу, а только после истечения этого времени. Только непонятно, после какого. Такая интерпретация слишком неопределенна и потому не может быть принята. Поэтому остается признать, что под «длительным владением» КС понимает просто истечение срока давностного владения.

Читайте также:  Подсчет голосов общего собрания собственников многоквартирного дома

Важна ли забота о вещи? Очевидно, да. Но совсем не очевидно, что под ней понимать. Кто-то скажет, что это постоянный ремонт, улучшение имущества. Кто-то — просто проживание в нем и «тушение пожара» по мере необходимости (протекла крыша — отремонтируй). Ну и мало кто согласится с тем, что простое проживание в доме должно признаваться заботой о нем. Предугадать вывод судов сложно. Мы оказываемся в ситуации неопределенности. И совсем непонятно, почему мы будем «наказывать» непризнанием права собственности того, кто живет в доме, не проявляя заботы о нем. Он явно заинтересован в использовании имущества больше, чем собственник! Нет ли здесь нарушения публичных интересов, о которых должна заботиться приобретательная давность?

Но главное — а не стоит ли применить этот критерий заботы и к тем добросовестным владельцам, которые не знали, что собственниками не являются, т.е. к тем, кто был субъективно добросовестным при получении имущества? Уверен, что многие судьи не устоят перед таким соблазном, особенно если речь будет идти о публичной собственности. Вполне вероятно, что забота будет интерпретирована ими как существенные вложения в имущество и, таким образом, публичная собственность будет защищена от перехода в частные руки.

Остается последний, отрицательный, критерий — отсутствие нарушения чужих прав. Он в постановлении проиллюстрирован обстоятельствами из дела заявителя. Муниципальное образование не зарегистрировало свое право собственности, уклонилось от участия в деле, не заявляло иска о признании права собственности. «Исходя из этого владение [Виктором Волковым] земельным участком не может рассматриваться как нарушающее права муниципального образования», — резюмирует КС.

Я вижу две проблемы в таком рассуждении.

Во-первых, оно сужает понимание неправомерных действий. Вполне естественным мне кажется считать неправомерным любое использование чужого имущества без согласия его собственника. С точки зрения КС, это не так. Мои действия не будут нарушать право собственника, если он в течение какого-то времени не протестует против них. В течение какого времени — это неясно. Возможно, в течение срока исковой давности? Но как тогда быть, если собственник заявил иск, а ответчик на исковую давность не ссылается? Может ли суд отказать в иске, посчитав, что ответчик не нарушал право собственника, потому что последний долго не проявлял интереса к имуществу? Нет нарушения права, нет и права на иск! А как быть с негаторным иском, для которого нет исковой давности?

Во-вторых, получается, вывод о добросовестности давностного владельца будет зависеть не только от его действий, но и от действий собственника недвижимости. Ведь если собственник проявляет какой-то интерес к своему имуществу, например зарегистрировал право на него по истечении исковой давности, то владелец будет нарушать его право, а потому не должен считаться добросовестным. Учет поведения собственника после утраты им владения, на мой взгляд, противоречит самой идее приобретательной давности как способа приобретения права собственности, основанного на факте длительного владения, т.е. на действиях приобретателя.

Как можно было бы поступить Конституционному суду

Вместо расширения понятия добросовестности КС мог сделать то, с чем согласилось бы большинство комментаторов: признать ст. 234 ГК неконституционной в той мере, в которой она не позволяет стать собственником недобросовестному владельцу, каковым и был Виктор Волков. Такая позиция КС вынудила бы внести, наконец, в эту статью поправки, допускающие недобросовестное давностное владение. Этим бы КС сослужил бОльшую службу правовой определенности, о ценности которой он несколько раз высказывался в постановлении.

Еще один вариант предлагал Константин Скловский в своей статье: дать такому владельцу по сделке иск о признании за ним права, конвалидирующий недостатки формы сделки. Об этом он писал в своей статье, размещенной на Закон.ру.

Какие тезисы из мотивировочной части постановления надо поддержать

Этот пункт очень важен, так как тезисы могут ускользнуть от внимания судов. Поэтому считаю необходимым их выделить.

1. Если собственнику отказали в иске по ст. 302 ГК, то добросовестный приобретатель становится собственником. Причем, неважно, идет ли речь о недвижимом или движимом имуществе. Эта позиция уже есть в Постановлении № 10/22, но важно, что она прозвучала и от КС.

2. Презумпция государственной собственности на землю не означает недобросовестности всех владельцев публичных участков. КС обосновывает эту идею через равенство публичных и частных субъектов гражданского права. Если мы допускаем приобретение по давности участков, от которых фактически отказался частный собственник, то так же следует поступать и в отношении участков, принадлежащих публичным образованиям.

Актуально ли постановление Конституционного суда сейчас

КС высказал свою позицию в отношении приобретательной давности, которая истекла до начала этого года. Он подчеркивает в постановлении, что законодательство не содержит определения добросовестности для приобретательной давности. В этом году такое определение появилось в п. 6 ст. 8.1 ГК:

«Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него».

В связи с этим между Романом Бевзенко и Андреем Рыбаловым уже возник спор о том, применима ли новая позиция КС к давностному владению, которое продолжается после начала 2020 года? Андрей Рыбалов считает, что п. 6 ст. 8.1 ГК говорит только о частной ситуации и не исключает иное понимание добросовестности в других случаях (см. здесь).

Соглашусь с тем, что такое толкование возможно. Другой вопрос, является ли оно правильным? По уже изложенным причинам я в этом сомневаюсь. Думаю, что вернее было бы признать остальных владельцев недобросовестными и дать им возможность стать собственниками в силу приобретательной давности.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: